в

Телефон, или Немного о важном. Ольга Савельева

Когда у меня появился первый телефон, у большинства вокруг мобильной связи ещё не было.

Телефон был тяжелый, большой, с антенной.

Мне на него звонила только мама, и то только вечером, с домашнего. Получалось, что я ношу в сумке огромную бандуру для того, чтобы вечером ответить на двадцатисекундный звонок:
— Ты где?

— Я еще на соцопросе, буду в одиннадцать, ложись, не жди.

про телефон
Ольга Савельева. Фото: Facebook

Иногда я изображала фантомные звонки. В автобусе или маршрутке. Чтобы похвастаться.

Я аккуратно включала звонок, а потом выключала, доставала телефон и говорила солидным голосом:

— Алло? Когда? Нет, не могу. Смогу в четверг, пусть он и подъедет, ему же надо…Я всё сказала.

Люди в маршрутке думали, что я крутая и недоступная. И немного благоговели и завидовали. Ну, я так думала.

Технологии развиваются стремительно, опережая время. И вот уже у всех смартфоны. А у меня все тот же громоздкий и давно не модный телефон. А средств сменить его нет.

Я стала его стесняться. Если он звонил в маршрутке, я засовывала руку в сумку и сбрасывала звонок, не доставая телефона.

Ситуация изменилась с точностью до наоборот.

Телефон меня не радовал, а тяготил. Меня напрягал тот факт, что я больше не могу побыть одна в своем личном пространстве. Точнее могу, но мне туда могут позвонить и спросить: «Ты где?» И придется ответить. Потому что я не хочу врать.

Однажды я его отключила. На три часа. А потом подключила. И в моё пространство ворвался шквал звонков. Меня искала возмущенная мама, которая уже начала обзванивать морги, подозрительный парень, который не понимает, о кого я шифруюсь, начальник, который потерял документ, декан института…

Я поняла, что телефон сделал меня принудительно доступной, а попытка вернуть себе статус кошки, гуляющей сама по себе, вызывает бурю возмущения и провокаций на конфликт.

Я поняла, что времена изменились, и я не могу изменить их обратно, мне надо меняться вместе с ними.

Люди прочли мою книгу. Она о прощении. И об обретении счастья вопреки обстоятельствам.

Я теперь — эксперт по прощению. Люди спрашивают, как это — прощать? Больно ли? Страшно ли? Трудно ли?
Я вот тоже хочу, но не могу. Не могу простить.

Понимаете, обида — это… это как телефон. Вот в какой-то момент он вам нужен. Очень нужен. Вы прячетесь в обиду как в заслуженную и морально узаконенную возможность жалеть себя. Там тепло и комфортно, там, в обиде, лучше и выгоднее , чем во вне. И вот этот этап необходим. Правда, он обязательная ступень. Обиду нужно прожить. Насладиться ею сполна. Главное, в ней не застрять.

Время неумолимо и немилосердно. Оно бежит , не оглядываясь.

В какой-то момент вы поймаете себя на мысли, что в обиде очень много шлака. Она токсична для вашего организма, она давно прохудилась, продырявлена молью времени и больше не греет. В ней не тепло, в ней никак.

Она теперь тяжелая и стыдная. Как пейджер в век смартфонов. И она нужна только вам.

А вокруг — окрыленные прощением люди. И вы им завидуете. Их ничто не тяготит и не тянет на дно. Им хочется летать. И вам хочется.

И вот в этот момент самое время для прощения. Просто ррраз — и простите. И сразу ощутите мощный прилив энергии — той самой, которая раньше тратилась на эксплуатацию обиды. А теперь ее можно потратить на полёт.

Сейчас у меня смартфон. Он совсем не модный, он выбран по принципу: дольше всех держит заряд (это самое ценное для блогера) , но мне все равно. Он меня полностью устраивает. Весом, видом, функционалом. Он меня устраивает настолько, что я его не замечаю.

Это лучший результат его работы.
Я не отвлекаюсь на решение проблем с его совершенствованием, а это значит, что он за мной успевает, не якорит меня. Спасибо моему телефону, здорово, что он есть, вот такой.

Опыт прощенной обиды будет жить в вас как образец того, что прощение возможно и желанно. Да, вам сделали больно и вы какое-то время жили , согнувшись, с горящим солнечным сплетением, согреваясь обидой и нежеланием знать обидчика, а может, даже желая ему мести.

А сейчас ? Высший дзен — это когда вы говорите об этом спокойно , терапевтически, нараспев. Вам уже не больно. Это просто было, было как было лето. А сейчас осень.

И если вам снова придется выбирать — обижаться или нет — ваш опыт станет вам отличным советчиком. Он скажет: слушай себя. И прости его/её, если уже готов. А если нет — не прощай. Но ты , главное, слушай себя.
А мне прямо сейчас надо позвонить. Алло. Как ты? Просто хотела сказать, что люблю тебя. Что? Нет, не сержусь. Может, сходим в кино? Сто лет не была…

Я не знаю, стоит ли вам прощать и достоин ли обидчик вашего прощения.
Я за здоровый эгоизм, и за трату энергии на счастье и любовь. Я за то, что прощать надо ради себя.

Я знаю, что жизнь так коротка, чтобы тратить ее на громоздкие обиды, полные фантомных звонков и несуществующих разговоров с теми, кто никогда не позвонит тебе сказать «люблю».

Ольга Савельева

пнувшая ребенка

Пнувшая ребенка на детской площадке женщина оказалась гламурным фотографом

женский подвиг

Женский подвиг: Пугачева и другие без макияжа